Зерновой трейдер обучение



Зерновые трейдеры

Как зарабатывают зерновые трейдеры? По большому счету их заработок такой же, как и у других участников финансового рынка. Прибыль для любого трейдера – это разница в приобретении и продаже инвестиционного инструмента, а то, как он будет называться – не важно.

Нужно сказать, что спрос на товары широкого потребления никогда не исчезнет. К ним, в том числе относится и зерно. Если в засушливый год урожай зерновых культур был не велик, то цены на товарных биржах поползут вверх. Эксперты уверены, что на товарных биржах процессы являются более прогнозируемыми, если проводить параллели с валютным или фондовым рынком. Если на валютный рынок влияет очень большое число факторов, то на товарных биржах все продиктовано спросом на тот или же другой инструмент.

Зерновые трейдеры

Если человек знает толк в аграрной промышленности, в том числе и в выращивании зерновых культур, то он может зарабатывать деньги на товарной бирже. Чаще всего участники рынка смотрят на погодные условия, понимая которые можно сделать прогноз по урожаю зерна. После суровой и холодной зимы, без большого количества снега, урожай зерновых, как правило, не велик. Если снеговой покров был незначительным, то непроросшее зерно было не защищено от сильных морозов.

Нужно сказать, что зерновые трейдеры приобретают контракты независимо от урожайности и погодных условий. Все дело в том, что спрос на зерно есть всегда, так как численность населения планеты растет каждый год, а это вызывает и рост потребления хлебобулочных изделий. Данное весомое обстоятельство – это одно из главных объяснений постоянного роста цены на зерновые культуры на товарных биржах. Кроме того следует отметить, что в периоды после кризиса в социальной или политической сферах, а также в военные или послевоенные периоды, спрос на данные культуры также является очень высоким.

Кто такие Зерновые трейдеры

Если зерновой трейдер не собирается рисковать своим капиталом на валютных или фондовых площадках, то он выберет торговлю зерновыми культурами. В настоящее время посредством Интернета доступно большое число торговых площадок, на которых есть возможность продавать и покупать контракты на зерно. Товар под наименованием «хлеб» известен во всем мире. Его ликвидности завидуют практически все прочие инвестиционные инструменты. Для начинающего торговца действует самый важный и единственный закон – приобретать нужно в урожайные годы, а продавать – в неурожайные. Прелесть современной торговли зерновыми культурами заключается в том, что не нужно самостоятельно его выращивать, приобретать комбайны и землю. Единственное, что необходимо – это открыть счет в специальном дилинговом центре, который представит доступ к товарной бирже, где предлагаются котировки на зерно.

Зерновой трейдер обучение

Краснодарский зернотрейдер «Основа» чуть более чем за год вырос в 8 раз и вошел в десятку крупнейших экспортеров зерна в России. Руководитель компании Андрей Долуда говорит, что так мог бы сделать любой участник процесса — рынок благоприятен для стремительных игроков. Но все же мечтает о господдержке отечественных трейдеров, пишет «Эксперт».

«Основа» появилась в 2011 году — и это уже была не компания-новичок: почти вся команда перешла из другой организации. По итогам первого года работы выручка «Основы» составила 1,07 млрд рублей, а по итогам 2012 — уже 8,4 млрд рублей. Обычно с такой скоростью компании растут, когда открывают новый рынок, причем это должно быть прорывное открытие. Но А.Долуда не видит ничего особенного в этих показателях — более того, удивляется, что они могут кого-то поразить. Он считает, что правила на рынке уже вполне прозрачны, так что теоретически любой игрок мог бы повторить достижение его компании.

Правда, постепенно в ходе разговора выясняется, что все же не любой. Прежде всего, закупкой и перепродажей зерна на Юге занимаются ряд транснациональных игроков и крупнейшие отечественные трейдеры. Поэтому нужна команда с прочными связями, которая убедит поставщиков работать именно с ней.

Кроме того, надо уметь дотягиваться до самых мелких производителей, с которыми крупный игрок вряд ли свяжется. Надо быть быстрее и привлекательнее конкурента, а как это сделать — уже, что называется, секрет фирмы. Наконец, третье — основной капитал, которым в трейдерском бизнесе традиционно являются деньги.

И тут выясняется, что это самый непростой вопрос: по словам А.Долуды, быть зернотрейдером можно даже без минимальной инфраструктуры, элеваторов и собственных транспортных активов. Но без денег этот бизнес не начнешь — а их нужно много, и получить их нелегко.

— По итогам 2012 года выручка компании увеличилась в 8 раз и составила 8,4 миллиарда рублей — такое ощущение, что «Основа» пришла на пустой рынок. Понятно же, что это не так. Что вам позволило добиться таких результатов?

— Любой бизнес, связанный с зерном, — высокооборотистый. Если взять стоимость килограмма пшеницы, ячменя или кукурузы и соотнести с объемами экспорта этих продуктов, то сразу будет понятно, что это бизнес, требующий больших оборотных средств. Отсюда и такие результаты по выручке: никакой гениальной менеджерской изобретательности в них нет.

— Ваш основной торговый канал — экспорт?

— Да, прежде всего экспорт с территории России.

— У нас ведь уже есть целый ряд сильных компаний, которые много лет работают в этой сфере. Борьба за сырье достаточно серьезная. За счет чего вы можете обеспечивать себя такими большими объемами?

— Я думаю, успех в этом бизнесе складывается из двух составляющих: во-первых, это кадры, во-вторых — оборотные средства. В компании работает слаженная команда, основная масса сотрудников уже давно в нашем бизнесе. Я до этого работал в российской компании-трейдере, до нее — в транснациональной компании. Команду на рынке уже знали, соответственно, мы имели ресурс для получения кредитного плеча, чтобы совершать торговые операции. Так что на рынок в 2011 году мы вышли, имея команду, представление о том, где брать деньги и на каких условиях они даются.

— За то недолгое время, что работает компания, на зерновом рынке случился кризис, экспорт пшеницы был запрещен на год. Что вы делали в этот год? Переориентировались на внутренний рынок?

— Да, обратились к другим товарным группам, торговали ГСМ. Мы успешно прошли этот кризис. Я вообще склонен считать, что решение о запрете было правильным — другое дело, что оно было неправильно подано. В один день все проснулись и внезапно увидели, что зерна в России нет. Здесь была какая-то недоработка профильных министерств и ведомств: многие аналитики тогда предсказывали этот дефицит, наверное, стоило к ним прислушаться. Многие владельцы инфраструктуры использовали сложившуюся панику. Когда все поняли, что до окончания экспорта осталось 15 дней, они такие безумные цены устанавливали на хранение и транспортировку! Я больше 10 лет работаю на зерновом рынке, но эти две недели были, наверное, самыми сложными в моей жизни.

— Когда случился тот кризис, многие компании говорили, что они будут выживать за счет Украины и Казахстана, так как для всего Средиземноморья страны СНГ — это единый поставщик. А вас интересуют эти рынки?

— Конечно, интересуют. Несмотря на то, что мы представляемся поставщиком из одного региона, каждая страна — Россия, Украина и Казахстан — это совершенно разный товар. Украина — это прежде всего рынок ячменя, кукурузы и низкопротеиновой пшеницы. Там есть и продовольственная пшеница, но это не основной товар. Казахстан — это высокопротеиновая пшеница. Россия — это чисто продовольственная пшеница. На рынке всегда ценится поставщик, имеющий в портфеле продаж всю линейку товаров.

— Сегодня есть три основных регулятора спроса на зерно: зерно как продовольствие, зерно как биотопливо и спекулятивные сделки. Ваши объемы, они какими факторами обеспечиваются?

— Не уверен, что можно говорить о российском зерне как сырье для биотоплива — по крайней мере, если так и есть, то в незначительных объемах. В тех странах, куда обычно поставляется российское зерно, до биотоплива довольно далеко еще. Как правило, оно поступает на рынки слаборазвитых стран, где задачи обеспечения населения продуктами питания перекрывают все остальные.

— И кто в итоге ваши основные покупатели?

— У нас много разных покупателей. Российское зерно не может экспортироваться по всему миру, туда, куда мы захотим. Есть определенные рынки, которые готовы его принимать. Это значит, что их устраивает наше качество, логистика. С этой точки зрения, нам выгоднее всего возить зерно в страны средиземноморского бассейна, в Северную Африку, страны за Суэцким каналом.

— У вас существует и обратный поток товаров: овощи и фрукты. Это предполагает систему сбыта на внутреннем рынке. У вас она есть?

— Это в основном оптовые каналы сбыта. Мы привозим продукцию не издалека: из Турции, Египта. Причем это отдельный бизнес: не так, что мы отправляем товар туда, а потом принимаем обратный груз.

— Зернотрейдерский бизнес требует достаточно широкой инфраструктуры. Какие ее элементы у вас имеются?

— Конечно, инфраструктура — это хорошо, но для торгового бизнеса на самом деле не всегда необходимо иметь ее в собственном управлении. Если говорить об элеваторах, то сейчас на рынке спрос меньше, чем предложение. Более того, если мы имеем в виду юг России, то само построение работы зернового бизнеса подразумевает как раз уход от элеваторов и сосредоточение работы в портах. Это удешевляет процесс. У нас есть два хлебоприемных предприятия. Мы сделали из них некие погрузочные площадки — это элеваторы, но они не очень большие. Оттуда зерно по железной дороге отправляется сразу в порт.

В принципе, хранить зерно — это хорошо, потому что всегда можно поймать спекулятивную наценку. Но здесь есть проблема: если вы отправляете товар на элеватор, у вас должны быть деньги, чтобы вы могли их заморозить и держать их в товаре до достижения этой самой наценки.

Что касается прочих элементов инфраструктуры, то было бы неплохо иметь какие-то логистические активы в виде, допустим, порта. Потому что в этом случае порт может быть не просто инструментом, он сам по себе заработает деньги.

— По некоторым данным, порядка 48 процентов производителей сельхозпродукции — это подсобные хозяйства, то есть даже не фермеры. Вы с какими производителями сотрудничаете?

— Мы сотрудничаем абсолютно со всеми. Если говорить о Юге, то здесь давно сложилась тенденция укрупнения хозяйств, рынок становится более понятным, более цивилизованным.

— По идее, все игроки выходят со своими предложениями о закупке на одни и те же хозяйства. За счет чего вы выигрываете у транснационалов?

— Зерна выращивают достаточно много, и я не считаю, что это закрытый рынок, куда невозможно зайти. У закупщиков есть схемы, выстроенные с их продавцами, также в зерновом бизнесе очень большую роль играют отношения, сложившиеся между людьми. Всегда хорошо, когда компания закупает зерно непосредственно у производителя. Закупая напрямую, вы получаете дополнительный профит. Хорошо, когда, как говорят нефтяники, есть проложенный путь от нефтяной скважины до пистолета в бак машины.

— Но это понимают и другие игроки рынка. То есть все определяется тем, какую цену ты можешь предложить, в какой точке ты принимаешь зерно, какие сопутствующие услуги есть в твоем арсенале. С точки зрения услуг и параметров предложения, вы чем выигрываете у международных компаний?

— Тут необходимо говорить не только о международных компаниях, а о том, что есть игроки российские и зарубежные. Если честно, я не вполне понимаю политику нашего государства, не поддерживающего отечественных трейдеров. Зерновой экспорт — это высококонкурентная среда, и нам приходится конкурировать с гигантами этого бизнеса. В высших строках рейтингов российские компании не значатся — хорошо, если мы попадем в десятку. У них есть все инструменты для того, чтобы быть лидерами, а главный инструмент в этом бизнесе — это деньги, необходимые для закупок. Имея средства, можно творить чудеса на рынке. Второе условие — правильное построение торговой позиции. Должны быть специалисты-профессионалы, которые могут правильно выстроить продажи, использовать инструменты хеджирования, играющие в нашем бизнесе очень большую роль. И вот наш российский рынок процентов на 80 отдан транснационалам, и только доля примерно в 20 процентов — это российские экспортеры, которых можно пересчитать по пальцам одной руки. Если сравнить с той же Украиной, то можно увидеть, что там самые серьезные экспортеры — это местные компании.

— А транснациональные компании получают поддержку от государства?

— Государство на Западе заинтересовано в их развитии. Когда они занимаются землей, логистикой, выходят за пределы страны, то получают поддержку. Обывателю, быть может, покажется, что нет разницы: транснационал закупает зерно у нашего производителя или российская компания — все равно ведь оно вывозится. Но транснационал оставит прибыль Америке или Роттердаму, а мы где? В Краснодаре! Наша прибыль будет развиваться в нашей стране. При этом я не говорю, что государство должно нам помогать деньгами, но было бы неплохо поставить нас в равные условия. Я имею в виду доступ к деньгам, с которыми мы будем способны выстраивать и длинные, и короткие позиции, что позволило бы закупать зерно на элеваторе и хранить его там. Сейчас нам для этого не хватает средств. Ведь нам деньги обходятся гораздо дороже, чем конкурентам, и мы не можем получить их в больших объемах.

— А как государство может вас обеспечить деньгами?

— Обеспечивать нас деньгами государство не должно. Но оно может дать возможность нам брать их у банков не так, как сейчас мы берем. Как берутся деньги у русских банков? Они говорят: дайте залог, а мы вам — деньги. Нет залога — нет денег. Вот посмотрите на олимпийскую стройку: построить такую гигантскую инфраструктуру нелегко, но инвесторам дали возможность подойти к ресурсам и получить их по невысокой ставке, существенно более низкой, чем на открытом рынке.

— После такого бурного роста компаниям обычно трудно ставить новые цели. Каков у вас сейчас горизонт планирования? Что вы хотите сделать в этот промежуток времени?

— Мы не строим длинных планов. Сейчас у нас горизонт планирования — это текущий сезон, с июля по июль. «Основа» действительно очень динамично начала работу, и после такой динамики неизбежен выход на плато, начнется движение по горизонтали. Это время необходимо использовать для того, чтобы проанализировать, как мы начали, как отлажены бизнес-процессы, какой у нас портфель средств, в каких банках они лежат, нравятся ли нам они. Сейчас мы идем по этому плато, в следующем году, наверное, будем ставить новые цели и задачи.

— А что вы сейчас меняете в бизнес-процессах?

— Мы ничего не меняем, просто подкручиваем гайки. Работаем с издержками, оптимизируем финансовые инструменты, так как в нашем бизнесе основные издержки — именно в работе с финансами. Правильно выстроенная работа с финансовыми институтами обеспечивает существенную экономию.

— Вы и дальше хотите быть чистым трейдером?

— Нет, конечно, мы хотим развивать производственные базы. К этому обязательно надо стремиться, выстраивать законченный цикл — выращивать зерно и поставлять его на рынок. У нас есть возможность правильно, как мы считаем, использовать то, что выращивается. Мы приобрели достаточно крупное хозяйство в Краснодарском крае. Это живое, работающее предприятие, там присутствует и животноводство, мы планируем развивать его дальше.

— Вы приобретаете земельные активы?

— Мы будем стараться наращивать их, причем именно в Краснодарском крае. Я считаю, что краснодарская земля — одна из самых ценных. У меня есть один индикатор рентабельности бизнеса выращивания — это количество фермеров в районе. Посмотрите на регионы в центральной полосе России: там прекрасный чернозем, но практически нет фермеров. Потому что там очень низкая рентабельность. Здесь же соотношение затрат на единицу прибыли — самое высокое в стране. Поэтому количество фермеров запредельное. И многие хозяйства, кроме самого́ производственного цикла, занимаются защитой своих земель от растаскивания их фермерами. При этом земля здесь явно недооценена и стоит гораздо дешевле, чем земля такого качества в других странах мира. В Краснодарском крае стоимость земли — 2,5–3 тысячи долларов за гектар, а в Европе такая земля будет стоить 8–10 тысяч долларов. Здесь выше урожайность, здесь рядом порты, короткое логистическое плечо. Поэтому иностранные компании и проявляют такой интерес к землям на Юге.

— Выходит, здесь надо только производить зерно на экспорт, а развивать переработку или животноводство нет смысла?

— Не согласен: у нас на Юге есть крупные города с вузами, кадрами и другими условиями для развития животноводства. Краснодарский край очень разнообразен. Есть, например, предгорья с их прекрасными пастбищами, где можно развивать мясное животноводство и переработку. А отдавать под пастбища землю, которая дает 65 центнеров с гектара озимых, наверное, неправильно.

Трейдинг зерна

В 2003 году, одновременно с созданием направления растениеводства, компания «ТРИО» начала заниматься трейдингом зерна. Его реализуется в год — 350-400 тыс. тонн, из которых около 50% — зерно, выращиваемое растениеводческими подразделениями компании. Объем продаж по культурам распределяется по периодам на весь год. Благодаря этому торговля и поставки зерновых производятся непрерывно, круглогодично.

Зерновой департамент Группы компаний «ТРИО» реализует:
  • Зерновые культуры: пшеница, ячмень, рожь, горох;
  • Масличные культуры: подсолнечник, соя;
  • Фуражная продукция: кукуруза, фуражная пшеница, фуражный ячмень.
Наши поставщики:
  • Крупные сельхозпредприятия;
  • Малые хозяйства;
  • Фермерские хозяйства.

Закупка зерна производится в радиусе расположения собственных хлебоприемных предприятий по областям (Липецкая, Воронежская, Орловская, Тамбовская, Курская, Белгородская). Со многими налажено постоянное взаимовыгодное партнерство.

Наши клиенты и партнеры:

Базисы поставки зерна в процессе реализации:
  • Реализация продукции на элеваторах по переписе в соответствии с отраслевой формой ЗПП-13;
  • Реализация продукции средствами автомобильного и ж/д транспорта в круглосуточном режиме;
  • Реализация продукции экспедированием зерна до склада клиента (либо до загрузки в вагон ж/д или судно) на собственном автотранспорте.
Наши хлебоприемные предприятия

В Группу компаний «ТРИО» входят 6 хлебоприемных предприятий. Зерновой департамент осуществляет полное управление и контроль над элеваторами в процессе отгрузки зерна. Мощность хранения элеваторов и ХПП составляет более 220 000 тонн зерновых. Благодаря мощной технической базе, зерновой департамент Группы компаний «ТРИО» успешно участвует в государственных закупочных интервенциях зерновых культур.

Отдел контроля качества зерновых и масличных культур

Создание отдела качества продукции явилось важным шагом в развитии зернового направления.

Отдел качества продукции осуществляет:

  • Контроль качества зерновой продукции с момента первичной подработки, в процессе закладки, хранения и отгрузки продукции с элеваторов;
  • Контроль за состоянием складов и емкостей элеваторов;
  • Дезинфекцию и дезинсекцию зон хранения;
  • Контроль за процессом аттестации и аккредитации лабораторий хлебоприемных предприятий ГК «ТРИО»;
  • Обучение специалистов и повышение квалификации сотрудников лабораторий.

Трейдер Эрик Найман

Эта книга захватывает разум людей не благодаря писательскому таланту, которым Найман несомненно обладает, а практичной полезной информацией, поскольку ее автор – практикующий трейдер и управляющий фонда крупнейшей финансовой компании Capital Times.

Эрик Найман и история его успеха особенно близка трейдерам с России, Украины и Беларуси, поскольку именно здесь Найман получил авторитет и сделал себе имя.

Родился Эрик Найман а 1969 году в российском городе Новосибирск. Если говорить о его семье, то ей прошлось пройти очень тяжелый путь миграций, прежде чем Найман смог появится на свет.

Дело в том, что дед Эрика был чистокровным немцем, который вместе с семьёй в 1930 году переехал на Украину, дабы реализовать себя и прокормить семью.

На Украине родился отец Наймана, однако из-за репрессий против немцев, которые начались из-за второй мировой войны, его семью переселили в Казахстан, откуда через некоторое время семья перебралась в Новосибирск, где собственно и родился Эрик Найман.

Воспоминаний из детства Эрика Наймана практически нигде невозможно найти, однако достоверно известно, что в юном возрасте Эрик проявлял особую любовь к цифрам. Самое интересное, что выбор профессии трейдера Эрик сделал в 12 летнем возрасте.

Первая информация о бирже.

Однажды перечитывая газету, ему попалась биография и история успеха женщины с фондового рынка (скорее всего Линды Рашке) которая очень зацепила юнца и заставила с малого возраста находить всевозможные источники информации о фондовой бирже.

После окончания школы Эрик с уверенностью поступает в Новосибирский университет на факультет экономии. В этот же момент Эрик Найман выбирает будущий профиль биржевой деятельности, а именно он активно начинает изучать валютный рынок и макроэкономику и параллельно рынок акций, проводя первый анализ различных отчетов отечественных компаний.

К концу пятого курса преподаватели университета заметили особый талант Наймана, поэтому всячески помогли открыть первую биржевую контору под названием «Спред», которая вела торговлю ваучерами.

К сожалению, Эрик оказался не так уж и хорош в ваучерах, да и климат для этой деятельности был не очень благоприятен, поэтому от бизнеса пришлось отказаться.

После того как Найман окончил академию с отличием он довольно быстро устроился в одну из крупнейших финансовых фирм Новосибирска на должность менеджера по внешнеэкономической деятельности.

Начало карьеры

Собственно именно эта должность помогла получить практичные навыки торговли валютой, причем в начале 90 годов на бирже Новсибирска он стал крупнейшим игроком.

В 1997 году Найман получает отличное предложение стать финансовым аналитиком в Альфа-Капитал, от которой он естественно не смог отказаться.

Поскольку эта компания является дочкой Альфа-Банка, Эрик получает огромнейшие возможности по управлению капиталом инвесторов, а именно он получил доступ к деньгам негосударственных пенсионных и страховых фондов. Свою управленческую деятельность он продолжил вплоть до 1998 года.

Полученный опыт реальной торговли позволил двигаться Найману дальше по карьерной лестнице, поэтому в период с 1998-2001 он становиться управляющим фондом «Полар-Инвест», а с 2001 года он становится исполняющим директором киевской межрегиональной компании.

В период с 2002 по 2011 год Эрик Найман возглавлял Укросцбанк. После окончания деятельности в банке Эрик перебрался в Capital Times.

Неприятные моменты.

Стоит отметить, что у Найман присутствует и черный шлейф в его биографии. Так, компания в Capital Times вместе с Найманом была замечена в махинации с приватизацией Государственной продовольственно-зерновой корпорации Украины.

Поскольку компания выступала в качестве консультанта уголовное дело развалилось. Также в начале 2014 года Найман был привлечен в компанию Mill Trade, которая спустя три месяца заморозила счета клиентов и была поглощена гигантом ММСИС.

К сожалению ММСИС оказалось обыкновенной пирамидой, поэтому многие инвесторы и трейдеры состоят в судовых тяжбах по сегодняшний день в надежде вернуть свои депозиты.

На сегодняшний день Найман проводит активное обучение в Киевской бизнес школе, а также разъезжает с семинарами по всей Украине.

© 2018 Персональный блог трейдера
Joomla! is Free Software released under the GNU General Public License.

Цены на овес (Oats)

Зерновой злак «овёс обыкновенный» или «Avena Sativa» относится к тем видам зерновых, которые ценны своими семенами, носящими то же название. Несмотря на то, что овёс годится для питания, чаще он используется в качестве кормовой культуры, предназначенной для питания животных. Составляет значительную часть ежедневного рациона питания лошадей (около 20 процентов суточной нормы) и регулярно покупается для откорма крупного рогатого скота. Овёс входит в качестве добавки и в некоторые виды кормов для собак и кур. Молодая поросль овса нередко продаётся в виде «травы для кошек», которая, как считается, полезна для их здоровья.

Что происходит?

Этот злак можно употреблять для питания в самом различном виде. Обычно семена овса тщательно измельчают и готовят из них овсянку, но можно из них приготовить и овсяную муку. Овсянка употребляется в пищу обычно в виде каши, но её нередко используют и для приготовления самых разных хлебобулочных изделий — овсяных лепёшек, овсяных хлопьев, печенья и хлеба. Овёс, кроме того, входит в качестве компонента в готовые смеси – например, в мюсли.

Злак принято считать одним из основных компонентов рациона здоровой и питательной пищи. А недавнее открытие его уникального свойства понижать уровень холестерина в крови закрепило за овсом репутацию здоровой и полезной для человека пищи.

Торговля овсяными фьючерсами производится на Чикагской товарной бирже, а поставки зерна осуществляются в марте, мае, июле, сентябре и декабре.

Цены спот* на фьючерсный контракт ZOU19, рост и падение цен, прогноз цены. Мировые цены овса на товарном рынке сегодня и на 2017 год.

* Цена, по которой продается реальный товар, ценные бумаги или валюта в данное время и в данном месте на условиях немедленной поставки. Применяется в биржевой торговле для закрытия обязательств по фьючерсным договорам, а также при заключении сделок спот.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о